Эвелин

Evelin Võigemast Eesti Päevaleht
Эвелин Выйгемаст
почерпнула первые сведения о донорстве от родителей, ибо в семье у них бытовала привычная фраза – мама или папа ходили сегодня сдавать кровь. «Сама я впервые отправилась сдавать кровь скорее из любопытства, – рассказывает артистка, – наверное меня заразил также и пример родителей. Вид иглы меня не пугает, и даже наоборот – я с удовольствием смотрю на всю процедуру. Профессия врача всегда вызывала у меня благоговение. У меня самой никогда не возникало желания колоть кого-нибудь иглой, да и врачом стать не мечтала, однако сам процесс забора крови выглядел для меня весьма увлекательно».

И тут же добавляет: «Где-то подсознательно я всегда понимала, что моя кровь может однажды кому-нибудь очень пригодиться. И мне всегда было приятно осознавать, что через определенное время моя кровь проходит соответствующий контроль, и если бы что-то было бы не в порядке, мне бы об этом сообщили. Кроме того, иногда выпускать кровь для организма даже полезно!»

Это для Вас благотворительность, возможность, так сказать, самой делаться лучше?

Такой аспект, безусловно, существует, но я об этом особо не думаю. Скорее у меня возникает чувство ответственности, поскольку у меня такая группа крови, которая ценится и востребована. У нас же так мало доноров с отрицательным резус-фактором – из всего количества доноров, может, процентов двадцать!».

В старину бытовала такая поговорка – «кровь стынет в жилах». От чего стынет кровь у Вас?

Со мной однажды приключилась такая ситуация, когда мне пришлось срочно вызывать «Скорую» женщине, которую прямо на пешеходном переходе сбила машина. Когда вы находитесь рядом с человеком, получившим тяжелую травму, время как бы останавливается…  Такое ощущение, что время имеет совсем другую плотность, все так ужасно меняется. Самой-то мне нечасто доводилось иметь дело с врачами и больными, и для меня спасение человеческой жизни – понятие отвлеченное. Приятно видеть, как моя кровь стекает в пакет, плещется там и дальше отправляется в холодильник и на контроль.

Не забуду, как ходила сдавать кровь впервые. 1980-е годы, когда я была ребенком, оставили во мне не самые приятные воспоминания от общения с врачами. Тогда вообще, нужно сказать, люди общались между собой не так, как нынче. Но в Центре крови царила совсем другая атмосфера, чем в больнице, ибо в больнице люди пребывают со своими страхами и тревогами, диагнозами и заболеваниями, и зачастую смотрят прямо в глаза смерти.

Центр крови же – совсем дело другое. Сюда приходят только добровольно – сделать добро в объеме 400 мл. Сестринский прием здесь также какой-то совсем иной. Начиная с того, как ты получаешь анкету для заполнения, затем направляешься в кабинет и сдаешь прежде всего капельку крови из пальца для определения гемоглобина. После этого ты поднимаешься наконец на второй этаж и попадаешь уже непосредственно на процедуру. Весь персонал неподдельно, искренне рад тому, что ты приходишь сюда сдавать кровь. Эти люди действительно от души тебе благодарны!

(Голос становится все громче) Прекрасно помню излучающуюся оттуда позитивную атмосферу, которая сопровождает меня все эти годы. Это тоже одна из главных причин, которая побуждает меня возвращаться туда вновь и вновь.

Да, у меня есть кружка с пеликаном, я всегда пью там из нее сок и закусываю печеньем. (Улыбается). На душе становится хорошо… Хотя кружка и печенье, конечно же, не главное. Кажется немного странным, что вот ты делаешь какое-то абстрактное доброе дело, толком и не осознавая того, что твоя кровь может кого-то спасти. Но отношение к тебе очень доброе и предупредительно, и уже от этого чувствуешь себя гораздо лучше!

Важно ли, чтобы за доброе дело тебя как-то отблагодарили?

И так, и эдак. Фактически ты все равно что-то всегда получаешь взамен, хотя бы просто хорошее чувство. Например, даже просто глядя в глаза работников Центра – эта эмоциональная обратная связь чрезвычайно важна.

В Вашей работе ведь то же самое

(Смеется). Ну опять же – в чем-то так, в чем-то нет. Зрителям же не каждый раз нравится то, что они видят на сцене.

Не все из нас способны воспринимать это, оставаясь позитивными, – некоторые начинают недовольствовать, жаловаться. Как же медсестры Центра крови способны всегда улыбаться?

Видимо это взаимно, так как люди ведь приходят туда с только благими намерениями. Никто, например, не спрашивает: а почему это я должен так долго ждать? Это было бы нелепо! И оттуда не спешат сразу прочь, но на какое-то время там остаются отдохнуть, восстановиться.

Приведу произвольный пример: работаете Вы, например, где-нибудь в регистратуре, где люди постоянно тобой недовольны, так как к врачу длинные очереди. Или взять пример с магазином: у продавца напряженный рабочий день – паника, спешка, суета, нужно что-то купить за малые деньги, и за детьми в сад успеть. Потом полно домашних обязанностей: успеть вовремя приготовить ужин, причем даже если не в состоянии придумать, какой именно…

Очень трудно самой в таких ситуациях излучать позитив – его просто неоткуда черпать. Тем более, что от окружающих ты не получаешь его взамен.

(Пауза) Но, в то же время, это все – вопрос отношения. Понятно, что есть люди, которым очень тяжело, но они и в такой ситуации умеют быть счастливыми. А есть и такие, у которых с виду вроде бы все благополучно, но найти хоть один лучик солнца они не в состоянии.

По прессе я заметила, что часто в последнее время люди говорят, что отношение – это вопрос твоего собственного решения. Я тоже вполне верю, что можно чувствовать себя счастливым тогда, когда ты примешь такое решение. Это элементарно просто! Все зависит от того, как ты смотришь на происходящее в твоей жизни, как относишься к этому и как это оцениваешь. Ведь в жизни есть столько всего, за что можно быть благодарными!

 Интервью у артистки брала Пирет Кооли, полная статья «Эвелин Выйгемаст: счастливым станешь тогда, когда так решишь» появилась в приложении LP к газете Eesti Päevaleht в апреле 2014 года.